Халдеи

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Халдеи (вавилонское Kaldu и греческое, «Χαλδαίοι» — имя народа, обитавшего в болотистой области устьев Тигра и Евфрата на сев.-зап. берегу Персидского зал. Туземное имя может быть сохранено в евр. «Кашдим». Происхождение неизвестно. Вероятнее всего предположение, что X. — семиты, переселившиеся, подобно другим членам этой расы, из Аравии, и что они принадлежат к той же группе, что и арамеи, и также в середине II тысячелетия напирали на область вавилонской культуры, но с юга. Будучи первоначально номадами (см. Иова И, 1 и 17), они скоро подчинились влиянию вавилонской культуры, приняли язык и религию вавилонян. Осев в плодородной и луговой области устья, они образовали ряд княжеств, часто встречающихся в клинописной литературе и обозначаемых по именам основателей: Bit-Jakin («Дом Якина»), Bit-Dakuri, Bit-Amukkani, Bit-Saalli и т. п. Некоторые из них были расположены почти в виду крупных вавилонских городов, напр. Bit-Dakuri в ближайшем соседстве с Вавилоном и Борсиппой. Страна была до такой степени переполнена X., что касситы (см.) называли ее Кардуниаш, может быть, по их имени («страна Карду», то есть X.), равно, как и ассирийцы, употреблявшие иногда безразлично mat (страна) K a ldu и Кардуниаш. При таких условиях понятны увеличивавшиеся притязания X. и их стремление завладеть вавилонским престолом, который, таким образом, сделался предметом соперничества между ними, Ассирией и Эламом. Туземное население делалось все более и более не способным к инициативе, X. же постоянно враждовали между собой, делясь на много племен и «домов» (bit). Поэтому, как власть царя-вавилонянина не обеспечивала против нападений X., так и владычество последних было для Вавилонии синонимом анархии. Такое положение было на руку ассирийским царям, умевшим выставлять себя правоверными защитниками священного города и, действительно, достаточно сильными для водворения спокойствия. Уже Салманассар II, вмешавшись в споры о вавилонском престоле (851 г.), впервые имел дело с X.: князья Бит-Дакури, Амуккани и Якин должны были заплатить дань; воевали с ними Самси-Рамман III и Рамман-Нирари III (803 — у моря, 796 и 785 — севернее), принудив всех князей X. к дани. Но наступивший затем временный упадок ассирийского могущества снова развязал руки X., и они к концу VIII в. появляются уже в древних городах: Уре, Ниппуре, Кише, Куфе и Сиппаре. Вместе с тем у них замечается стремление к объединению, князь Бит-Якина называется «царем X.». В это время (732) прекращение вавилонской династии было сигналом к посягательствам со стороны X., Элама, Ассирии. Князь Бит-Амуккани Укин-Цир (Χινζηρος Птолемея) захватил Вавилон и процарствовал три года, пока Тиглатпалассар III осаждал Дамаск. Покончив с последним, ассир. царь направился против X. Набуушабши, князь Бит-Шилини, был казнен пред стенами своего города Саррабану, Закиру Бит-Шаалльский уведен в плен со своими подданными, наконец, и Укин-Цир, после долгой успешной осады, должен был сдать свою крепость Сапею. Тогда Баласу бит-дакурский и Меродах-Баладан бит-якинский заплатили дань. Тиглатпалассар возложил на себя вавилонскую корону с именем Фула; то же сделал и его преемник Салманассар IV, принявший имя Улулая. После его смерти поднялся опять Меродах-Баладан и, овладев Вавилоном, удержался 12 лет (721—710), опираясь на эламского царя Хумбанигаша и пользуясь затруднениями Саргона в Сирии и Армении. Он пытался образовать против Ассирии большую коалицию и для этой цели посылал даже к Езекии Иудейскому (см. соотв. статью). Но вавилоняне были им недовольны за предпочтение X. и за конфискации для платы солдатам; они приняли Саргона (710), как освободителя. Меродах-Баладан бежал в Элам, чтобы после смерти Саргона снова появиться на сцене. На этот раз он царствовал всего 9 мес., был разбит при Кише и снова бежал. X. были оттеснены в свои области. Новая попытка в 700 г. не имела успеха: Меродах-Баладан бежал в болота, а потом, захватив своих богов, в Элам; часть его подданных была переселена на С Синахерибом, который на своих судах достиг до прибрежных областей Элама. В это время X. Мушезиб-Мардук (Μεσησιμόρδακος) захватил Вавилон и вступил в вассальные отношения к Эламу, купив его покровительство храмовыми сокровищами (692-89). Союзники разбили даже Синахериба, но неожиданная смерть эламского царя Умман-Менану дала делу другой оборот. Вавилон был взят и разрушен, Ассаргаддон вскоре после воцарения имел дело с сыном Меродах-Баладана Набу-зиру-киниш-лиширом, теснившим ассирийского наместника в Уре. Прогнанный в Элам, он был убит. Брат его Наид-Мардук подчинился добровольно и был признан вассалом в Бит-Якине. В 677 г. восстал князь бит-дакурский Шамаш-ибни, но был взят в плен и заменен верным Набу-Шаллимом. Во время восстания Шамашшумукина против Ассурбанипала X. держали сторону первого и долго сопротивлялись даже после его падения. После окончательного поражения, их князь, внук Меродах-Баладана, Набу-бель-шуме, спасся, было, в Элам, но, желая избегнуть выдачи, лишил себя жизни. Это была последняя победа Ассирии над X. С 625 г. в Вавилоне царствует Набопалассар (см.), основатель нововавилонской халдейской династии, в то время, как мидяне ниспровергали Ниневию. Несколько десятков лет X. были во главе новой вавилонской державы, которую Навуходоносор (см.) расширил еще покорением Иудейского царства и в последний раз в древнем мире образовал великую семитическую монархию. Внутренняя деятельность была направлена на украшение города, укрепление против нашествий, восстановление святилищ, приведение в порядок сети каналов, сглаживание антагонизма отдельных частей населения. Но последнее было еще преждевременным: династия X. не удержалась, и последним вавилонским царем был «вавилонянин» Набонид (см.). Еще Берос называет Навуходоносора «Царем X. и Вавилонян». Зато под иноземным персидским владычеством объединение сделало большие успехи, и скоро на западе оба этнографических термина перестали различаться. Дело дошло до того, что во время эллинизма имя X. сделалось обозначением вавилонского жречества с его «наукой», о которой на Западе ходили всевозможные россказни и которая давала повод к эксплуатации народного суеверия. По Ктесию, X. пришли из Египта с Белом, организовавшим их в жреческую касту и научившим всякой божеской и человеческой премудрости, которую они в течение веков передавали из рода в род. Таким образом, X., наряду с магами, друидами, брахманами, приобрели репутацию жреческих философов, всесветных мудрецов. Это представление сделалось господствующим. X. сделались синонимом вавилонской культуры. Их считали основателями звездочетства и астрономии (Diod., II, 3 1, между прочим, говорит об их наблюдениях, обнимавших тысячелетия), первыми провозгласившими бессмертие души (Paus. 4, 32), математиками (Porphyr. v. Pythag. 9) и натуралистами, теософами и т. п. В связь с ними ставили даже религию Зороастра, объявляя его учеником их (Ammian Marcel. 23. 6) и т. п. По всему миру можно было встретить странствующих шарлатанов, называвших себя X. Уже Катон предостерегал от них римлян (De agricult., 5). В 139 г. до Р. Х. сенат изгнал из Рима шайку X., но вскоре при трупе одного консула нашли халдейскую грамоту (Plut. Mar. 42). В X. веровал Сулла (Plut. S. 73), Цезарь, Помпей, Красс не гнушались слушать их предсказания. Существовали целые оккультистические школы X. Тиверий на Родосе изучал у какого-то Фрасилла Scientiam Chaldae o rum artis (Tac. Ann. VI, 20). X. имели успех при дворе императоров и у аристократии, а для провинций, после общественных бедствий, они были настоящими бичами, эксплуатируя суеверие, несмотря на протесты таких людей, как Фаворин (у Gell. 14, 1: «Adversu s e os, qui Ch. appellantur»). При таких условиях совершенно забывалось различие Х. и вавилонян и даже вообще этнографическое значение термина «X.» Последним, кто дает себе в этом отчет, был Страбон (16, 765: Βαβυλώνιοι χαί τό των Χαλδαίων έθνος). Впрочем, во время парфян и Сассанидов различие окончательно сгладилось, тем более, что население Вавилонии осложнилось новыми элементами: иранцами, сирийцами, арабами. Смешение культур и синкретизм религий еще более содействовал усилению ложных наук и теургий. Представители смешанного населения на почве древней культуры, гордясь своим мнимым происхождением от ее насадителей, производили впечатление еще на мусульманских арабов времен Аббасидов. Псевдохалдейская премудрость долго держалась как в Вавилонии (Багдад), так, особенно, в Месопотамии (см. Харран), выставив ряд ученых (особенно Табит ибн-Курра, 826—901) и целую литературу (на араб. яз.) якобы переводов с древних вавилонских трактатов и сочинений якобы о вавилонской религии и философии. Эти заведомые фальсификации высоко ценились до более близкого знакомства с подлинной вавилонской литературой.


В настоящее время под именем X. или сиро-халдеев известны месопотамские и персидские христиане, как несториане (см.) и перешедшие в православие, так особенно перешедшие в унию с Римом. Последним имя X. предписано еще папой Евгением IV, но получило реальное значение только в половине XVI в., когда после смерти несторианского католикоса Симона VII партия, недовольная непотизмом, провела через подчинение Риму своего кандидата Иоанна, рукоположенного в 1553 г. папой Юлием ΠΙ в халдейские патриархи. По интригам католикоса Симона VIII он был убит в 1555 г. в тюрьме, куда его бросил диарбекирский вали. Но рукоположенный им Абд-ишо был его преемником и получил из Рима утверждение. Преемник его Абд-аллах не интересовался Римом, но все дальнейшие поддерживали с ним сношения до конца XVIII века, когда снова отстали от унии, но папам еще в XVII в. удалось вовлечь в нее консервативную ветвь патриархов: при Элии VII в Амиде состоялся собор, на котором католикос с 6 епископами осудил лжеучения: «Диодора, Феодора и Нестория». Один из преемников его, Элия XI, в 1778 г., желая закрепить кафедру в своем роде, рукоположил своего племянника мар-Ханну, который обещал упрочить унию. Но избрали не его, а Элия XII, который умер в 1804 г. Между тем, мар-Ханна не отказывался от своих прав, но только в 1830 г. был признан папой «патриархом халдейским и вавилонским». Эта линия в настоящее время и есть настоящая халдейская униатская.

Литература.

Впервые поставил вопрос о национальности X. Schrader: «Die Abstammung der Chald ä er und die Ursitze d. Semiten» («Z. d. Deutsch. Morgenl. Gresellsch.», XXVII). Дальнейшие исследования Delattre’a («Les Chald é ens», Лувен, 1889) и Winckler’a («Die Stellung d. Ch. in d. Geschichte. Untersuch. z. altorient. Gesch.», 1889) выяснили этот вопрос, запутанный еще в греко-римское время. О халд. христианах см. преосв. Софония, «Соврем. быт и литургия иаковитов и несториан» (СПб., 1876); В. В. Болотов, «Из истории церкви Сиро-Персидской» («Христ. Чтение», 1898—1901).


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home