Катынский вопрос

Катынский вопрос — политический вопрос, связанный с признанием виновника и юридической квалификацией Катынского расстрела. Дело о Катынском расстреле приобрело острый политический характер сразу же с обнаружением захоронений немцами в 1943 г., и все проводившиеся расследования, кроме может быть польского (немецкое, советское, американское) — были тесно связаны с политическими кампаниями. В данной статье излагается развитие политических аспектов катынского дела от окончания Второй мировой войны до настоящего времени.

Содержание

Катынская тема в 1950-е -начале 1980-х гг.

Наиболее острой тема Катыни, разумеется, была в Польше; она постоянно оставалась в центре общественного внимания, несмотря на то, что официально ее старались замалчивать. Польский лидер Владислав Гомулка, во время войны сам писавший статьи в поддержку советской версии, в своих воспоминаниях признается, что впоследстви «имел совершенно другую точку зрения на катынское преступление». Позже он публично не поддерживал «немецкий след», а с октября 1956 г. вообще рекомендовал пропаганде молчать на катынскую тему. В «Большой всеобщей энциклопедии» была снята статья «Катынь». На кресте в Катынской долине Повонзковского кладбища в Варшаве было приказано не помещать никакой даты. Ходили слухи, что Хрущев предлагал Гомулке разоблачить Катынь как сталинское преступление, но Гомулка отказался, убоявшись непредсказуемых политических последствий. Это, в частности, сообщает польский журналист Ровиньский со слов сотрудника ЦК КПСС П. К. Костикова.[1] Тема Катыни занимала значительное место в польском массовом сознании и фигурировала в многочисленных подпольных польских изданиях, выпускавшихся в Польше в 1970-е и 1980-е годы. Это крайне тревожило польскую партийную верхушку, которая и подняла в 1976 г. катынский вопрос перед советским Политбюро.

В Польше в память жертв Катыни было принято зажигать свечи на Военном кладбище в Варшаве. В мае 1981 года возник «негласный» комитет, приступивший к сбору средств на памятник жертвам Катыни. 31 июля 1981 года на на Военном кладбище при большом стечении народа был установлен гранитный крест в память погибших; однако в ту же ночь он был демонтирован польской госбезопасностью. Это вызвало взрыв возмущения среди поляков [2]

Усиление внимание во всем мире и в Польше к теме Катыни тревожило советское Политбюро. В 1971 г. СССР энергично протестовал против показа в Англии докуменитального фильма о Катыни, в 1972 г. — против планов установки в Лондоне по инициативе польских эмигрантов памятника жертвам. 5 апреля 1976 г. Политбюро посвятило «катынскому вопросу» специальное заседание. На нем отмечались многочисленные публикации и сообщения, связанные с Катынью, а также следующие акции:

«В июне 1975 г. в здании английского парламента была организована пресс-конференция, организаторы которой призвали Международный суд в Гааге „разобраться в этом деле“. (…)Целям поддержания антисоветской шумихи вокруг катынского дела служат такие провокационные акции, как открытие в ноябре 1975 г. В.Стокгольме на территории частного владения (…) памятника „жертвам Катыни“ с антисоветскими надписями. В настоящее время ведется кампания за сооружение такого рода памятника на одном из кладбищ Лондона».

В конце концов, решено было ничего не предпринимать, не вступать в публичную дискуссию и замалчивать вопрос.[3]

Памятник катынским жертвам в Лондоне в округе Челси-Кенсингтон был открыт в 1976 г. несмотря на давление, которое оказывало лейбористское правительство на муниципалитет округа, не желая портить отношения с СССР. Когда давление потерпело провал, был издан приказ, запрещающий армейским офицерам присутствовать на церемонии открытия в военной форме[4].

В 1982 г. Валентин Фалин, заведовавший Международным отделом ЦК КПСС, получил выговор от председателя КГБ Андропова и был снят с должности за несанкционированный интерес к катынскому делу и предложение рассекретить его материалы. По сведениям, дошедшим в связи с этим до генерала П.Судоплатова, в ЦК были более всего озабочены тем, чтобы не стал явным приказ Политбюро и можно было (негласно) сваливать всю вину на НКВД[5][6][7]. Впоследствии, во времена Горбачева, Фалин активно содействовал обнародованию катынских документов и официальному признанию ответственности СССР.

Комиссия по ликвидации «белых пятен»

В начале 1987 года М. С. Горбачев провозгласил политику «гласности» и демократизации. В новой атмосфере, просто не могла не всплыть запретная ранее катынская тема.

В мае 1987 после настойчивых обращений Ярузельского, мотивировавшего их сильнейшим давлением на руководство со стороны общественности, была создана двусторонняя комиссия ученых СССР и ПНР по истории отношения между двумя странами. Основными вопросами, которые интересовали польскую сторону, были война 1920, роспуск компартии Польши, секретный протокол к советско-германскому договору 23 августа 1939, советская кампания против Польши 1939 года, депортации поляков с территории Западной Украины и Западной Белоруссии, бездействие Красной Армии во время Варшавского восстания 1944 г. и др. Разумеется, Катынь занимала в этом списке видное место.

С советской стороны, комиссию возглавлял директор официозного Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, академик Г.Смирнов. Впоследствии он жаловался: «В архив нас не пускали, материалы были закрыты для нас, всего мы знать не могли». Поляки требовали новых материалов, советская часть комиссии убеждала их, что обращение к катынскому и ему подобным вопросам лишь разжигает антисоветизм, и этому нужно всячески препятствовать и т. д.

В декабре 1987 в польском секторе ЦК была подготовлена «записка четырех» (А. Н. Яковлев, В. А. Медведев, министр иностранныхх дел Э. А. Шеварднадзе и министр обороны маршал С. Л. Соколов) о необходимости признать вину сталинского режима. Записка в повестку включена не была и на Политбюро не рассматривалась. Сам Горбачев был категорически против признания вины за Катынь, как и секретных протоколов 1939 г. (которые он до конца правления скрывал от общественности наярду с документами по Катыни); отлично зная о записке Берии и решении Политбюро, он вел игру, отвергая все новые и новые косвенные доказательства ввиду их «неубедительности» [8][9] Так, впоследствии на сообщение Фалина и Яковлева об обнаруженных документах, доказывающих вину НКВД, он сказал с видом удивления: «Мне Крючков (председатель КГБ) ничего не докладывал!»[10][11].

Однако, под напором поляков, 31 марта 1989 г. Политбюро поручило Генеральной прокуратуре, КГБ, МИДу, а также международному и идеологическому отделам ЦК в течение месяца представить предложения, как в дальнейшем формулировать советскую позицию по вопросу Катыни. Генпрокуратура и КГБ обязались провести тщательный анализ всех обстоятельств того, что случилось в Катыни, но в мае объявили, что расследование закончили и новых обстоятельств не обнаружили.

Однако к расследованию подключились журналисты, которых стали пускать в архивы, и сами архивисты. 21 мая 1989 года в «Московских Новостях» появилась статья «Катынь: подтвердить или опровергнуть». Это была первая публикация в официальной советской прессе, посвященная проблеме Катыни. [12] Вскоре были обнаружены новые, неопровежимые документы.

Обнародование Пакета № 1


22 февраля 1990 В.Фалин направил на имя Горбачёва записку, в которой сообщил о новых архивных находках, доказывающих связь между отправкой поляков из лагерей весной 1940 г. и их расстрелом. Он указывал, что опубликование таких материалов полностью подорвет официальную позицию советского правительства (о «недоказанности» и «отсутствии документов»), а потому рекомендовал срочно определиться с новой позицией. В связи с этим предлагалось сообщить Ярузельскому: на основании «обнаруженых индиций» можно сделать вывод, что «гибель польских офицеров в районе Катыни дело рук НКВД и персонально Берия и Меркулова». [15]

13 апреля 1990 года, во время визита в Москву Ярузельского было опубликовано заявление ТАСС о катынской трагедии, гласившее:

Выявленные архивные материалы в своей совокупности позволяют сделать вывод о непосредственной ответственности за злодеяния в катынском лесу Берии, Меркулова и их подручных. Советская сторона, выражая глубокое сожаление в связи с катынской трагедией, заявляет, что она представляет одно из тяжких преступлений сталинизма.

[16]

Вслед за тем, Главная Военная Прокуратура СССР начала расследование по факту катынского убийства (см. Катынский расстрел).

К 1991 году только "Военно-Исторический Журнал" - издание ведомственных историков Министерства Обороны СССР - пытался отстаивать старую советскую версию расстрела в Катыни[17]. После провала ГКЧП его главный редактор был уволен, и в литературе, претендующей на научность, сомнений в общепринятой версии уже не возникало. Горбачёв передал Ярузельскому обнаруженные этапные списки НКВД из Козельска, из Осташкова и из Старобельска. Однако основные документы — документы Пакета № 1 — не были обнародованны. Поначалу их не обнародовал даже Б. Н. Ельцин, получивший секретные пакеты Президентского архива лично от Горбачева при передачи последним власти>[18]. Только 8 месяцев спустя, 24 сентября 1992 г., пакет № 1 был вскрыт, а 14 октября его документы были переданы президенту Польши Леху Валенсе. Во время своего визита в Варшаву в 1993 г. Ельцин со словами «простите!» встал на колени перед памятником катынским офицерам на военном кладбище в Варшаве. Официальное покаяние и признание вины способствовало улучшению отношений между Россией и Польшей, так как поляки перестали смотреть на официальную Россию, как на наследницу и укрывательницу преступлений сталинской эпохи. В Польше возлагали большие надежды на расследование российской ГВП, которое, как полагали поляки, расставит все точки над i, исследует все подробности, назовет имена всех жертв и всех виновных и даст преступлению квалификацию в соответствии с международным правом.

"Пакет №1" и «процесс КПСС».

В то время, когда были обнаружены документы "Пакета №1", в Конституционном Суде РФ рассматривалось так называемое «Дело КПСС». [19] Немедленно с открытием документов, 16 октября, представители президентской стороны заявили ходатайство их приобщении к материалам дела. [20] [21]

Предъявление катынских документов явилось неожиданностью для защиты; однако защита в лице Ю. Слободкина и профессора Ф. Рудинского, быстро выработала линию обороны. Во-первых она усомнилась в подлинности документов, потребовав экспертизы. [21]. Далее, она доказывала, что преступление и его укрывательство совершала не ВКП(б) — КПСС, а Сталин, Берия и и.д., действия которых должны оцениваться на основе Уголовного кодекса. Никто из участников процесса не обладал достаточным количеством специальных знаний, чтобы выступить экспертом по этому вопросу. Отутствовали также данные юридического анализа и криминалистической оценки катынского преступления. Защита требовала привлечения в качестве свидетелей Горбачева, Шелепина и других партийно-государственных деятелей, затребования из Главной военной прокуратуры окончательных материалов расследования. С правовой точки зрения для этого были все основания. Это ставило многие неприятные для элиты вопросы, в частности о мере ответственности «перестроечной» верхушки и лично Горбачева в укрывательстве преступления. В конце концов катынская линия «дела КПСС» заглохла. Материалы были приобщены к делу, но в постановлении и особых мнениях не фигурируют, с окончательным вердиктом непосредственно не связан[22]

Закрытие расследования ГВП и реакция Польши

21 сентября 2004 года ГВП объявила о прекращении катынского дела.

Как заявил в марте 2005 года главный военный прокурор России Александр Савенков, расследование в отношении тех лиц, которые были признаны виновными, прекращено в связи с их смертью. Из 183 томов дела, полякам может быть передано только 67, так как остальные 116, по словам военного прокурора, содержат государственную тайну. Как заявил на пресс-конференции Савенков, «в ходе предварительного следствия по инициативе польской стороны проверялась версия о геноциде, и моё твёрдое утверждение — говорить об этом правовом явлении нет никаких оснований. Нет и не было геноцида польского народа в тех действиях, которые исследованы в рамках этого дела». Убийство 22 тысяч поляков было квалифицировано как «превышение должностных полномочий», срок давности по которому истёк.

ГВП также отказалась признать поляков жертвами политических репрессий, мотивируя это тем, что они не были формально осуждены[23][24][25] [26] . После закрытия катынского дела, в декабре 2004, в Польше было объявлено о начале прокурорского расследования массового убийства польских граждан, совершённого в Советском Союзе в марте 1940 года. Возглавляет расследование профессор Леон Керес, руководитель «Института национальной памяти» (ИНП) (Instytut Pamięci Narodowej) — Комиссии по расследованию преступлений против польского народа, неправительственной, но обладающей большими полномочиями организации, созданной в 1998 г. для расследования нацистских и коммунистических преступлений[27].

Как говорят представители ИНП, цель предстоящего расследования — выяснить, кто отдал приказ о казни, фамилии палачей, а также дать правовую оценку деяниям сталинского режима. Как полагают эксперты, по завершении расследования польские власти могут предъявить к России финансовые претензии.

К расследованию «Катынского дела» наряду с представителями Института национальной памяти привлечены 16 следователей польской прокуратуры. Следователи намерены допросить более 10 тысяч человек — родственников и потомков погибших в Катыни поляков.

Решение о проведении собственного расследования было принято в ИНП по просьбе Ассоциации родственников жертв Катыни. Как говорят представители ИНП, до последнего момента они ожидали результатов работы российской Главной военной прокуратуры (ГВП), которая почти 14 лет занималась «Катынским делом».

По словам директора ИНП Леона Кереса, расстрелы польских офицеров следует считать военным преступлением, так как Советский Союз нарушил международные конвенции об обращении с военнопленными. Кроме того, он полагает, что масштабы расправы позволяют характеризовать действия советских властей как геноцид.

Ранее Институт национальной памяти, ведущий своё расследование, договаривался с Военной прокуратурой России о том, что ему будут предоставлены все документы. Расследование ИНП имеет целью добиться признания событий в Катыни геноцидом и преступлением против человечества (на такие преступления не распространяется срок давности), а также установить число расстрелянных и общее число виновных. В ИНП считают, что в засекреченных томах содержатся хорошо известные общественности имена причастных к этому делу преступников и тень обвинения может лечь на их родственников.

В марте 2005, в ответ на заявление ГВП РФ, польский сейм потребовал признания Катынских событий актом геноцида. Депутаты парламента Польши направили резолюцию в адрес российских властей, в которой потребовали от России «признать убийство польских военнопленных геноцидом».

Официальный текст резолюции был опубликован 23 марта 2005 польской газетой Wyborcza: «Мы ожидаем от российского народа и властей Российской Федерации окончательного признания совершённого в Катыни преступления против человечества, как это было сформулировано в ходе Нюрнбергского процесса. Мы также настаиваем на выяснении всех обстоятельств преступления, прежде всего на предоставлении информации о месте захоронения подавляющего большинства убитых офицеров Войска Польского, чьи могилы до сих пор не найдены. Кроме того, мы считаем необходимым предоставление польской стороне фамилий всех виновных — как исполнителей, так и отдававших приказы».

21 апреля 2006 родственники жертв Катынского расстрела подали иск в Страсбургский суд по правам человека против России. Об этом было объявлено на пресс-конференции в Институте национальной памяти. В этом иске они требуют, чтобы Россия признала свою юридическую ответственность за Катынский расстрел, согласилась с его квалификацией как акта геноцида и принесла извинения. [28]

Катынский расстрел и современное российское общество

Тема Катынского расстрела регулярно появляется в польской и российской печати. Она продолжает занимать важное место в национальной исторической памяти поляков, в то время как большинство россиян считают ее неактуальной. По мнению представителей так называемого «патриотического» образа мыслей в России, либеральные публицисты, говоря о Катыни, намеренно втягивают Россию в нескончаемый разговор, делается это для того, чтобы внушить гражданам России комплекс неполноценности и деморализовать. Они также полагают, что цель поляков - не почтить память соотечественников, павших жертвами массовых убийств, а отсудить у России компенсации за причинённый ущерб. По мнению же представителей либерально-демократического направления, попытки замалчивать или даже вовсе отрицать Катынское преступление Сталина, как и его преступления против русского и других народов СССР, являются проявлением неосталинистских, ксенофобских и шовинистических настроений, охватывающих российское общество и поддерживаемых властью.

Сноски

  1. Яжборовская и др. Катынский синдром
  2. http://bobych.ru/referat/33/6807/1.html
  3. Выписка из протокола № 3 заседания Политбюро ЦК КПСС от 5 апреля 1976 года О мерах противодействия западной пропаганде по так называемому «Катынскому делу» [1]
  4. http://www.novpol.ru/index.php?id=410
  5. [http://lib.ru/POLITOLOG/SUDOPLATOW/specoperacii.txt#23 П.Судоплатов. Спецоперации]
  6. В.Фалин. «Без скидок на обстоятельства», М., 1999, стр. 371—376
  7. http://katyn.ru/index.php?go=Pages&file=print&id=9
  8. Яжборовская и др. Катынский синдром… Глава 4
  9. http://a-pesni.narod.ru/zona/dissident/solidiper.htm
  10. В.Фалин. «Без скидок на обстоятельства», М., 1999, стр. 406—407
  11. http://katyn.ru/index.php?go=Pages&file=print&id=9
  12. Катынь: подтвердить или опровергнуть. «МН», 21.05.1989
  13. Вечер «Катынь — боль не только Польши, но и России» http://www.hro.org/editions/repr/2005/11/28.php портал «Права человека в России»
  14. Кнут и пряник в третий раз."Rzeczpospolita", Польша. Анджей Новак (Andrzej Nowak), 05 октября 2006 http://www.inosmi.ru/translation/230293.html
  15. 22 февраля.1990 Записка В. М. Фалина «Дополнительные сведения о трагедии в Катыни» [2]
  16. http://katyn.ru/forums/viewtopic.php?id=215
  17. см. Военно-исторический журнал, 1990 №№ 6,11,12; 1991 №№ 4,6,7,8,9. Серия статей под общей рубрикой «Бабий Яр под Катынью»
  18. Яжборовская и др. Катынский синдром в российско-польских отношениях. Глава 6
  19. Постановление N 9-П от 30 ноября 1992 года [3]
  20. Яжборовская и др. Катынский синдром… Глава 6
  21. а б Юрий Слободкин. Катынь. Как и почему гитлеровцы расстреляли польских офицеров. Часть 2.
  22. http://katynbooks.narod.ru/syndrome/Docs/Chapter_06.html
  23. http://katyn.ru/index.php?go=Pages&file=print&id=67
  24. http://www.newsru.com/russia/06mar2006/katyn.html
  25. http://www.newsru.com/russia/05mar2005/khatin.html
  26. http://www.tomchin.ru/society/news/2137.html 67 томов из 183
  27. http://www.ipn.gov.pl/index_rus.html
  28. http://www.euronews.fr/create_html.php?page=europa&article=355295&lng=10 Euronews
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home