Прециозная литература

Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка.
Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии.
Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Прециозная литература (фр. précieux — прециозный, первоначально — драгоценный, от лат. pretiosus, а затем также изысканный, жеманный) — литиратурное направление, возникшее во Франции в начале XVII века в придворно-аристократической среде и просуществовавшее до 60-х гг. XVII в.

Аналогичные литературные движения существовали примерно в ту же эпоху в ряде других стран:

Основные черты этой литературы — отказ от изображения реальной действительности, идеализация аристократии и особый утончённый литературный стиль, отличный от обыденной «вульгарной» речи. В этом сказалось стремление аристократии сохранить привилегированное положение в новых условиях, подчеркнуть своё превосходство над остальными социальными группами, а также удовлетворить те эстетические потребности, которые возникли в обстановке праздного существования класса, отрешённого от активного участия в жизненной борьбе.

Оноре д’ Юрфе (H. d’Urfé, 1568—1626) в льстивом посвящении ко 2-й книге (вышла в 1610) своего 5-томного пасторального романа «Астрея», ставшего настольной книгой прециозников, обращается к Генриху IV с восхвалением его деяний, принёсших умиротворение всей Европе, и называет его подлинным автором своего произведения, так как только в условиях «отдыха и спокойствия» стали возможны подобные творения.

Прециозная школа оформилась в атмосфере аристократических салонов. Наибольшей славой пользовался салон маркизы Рамбулье (Rambouillet) «cour de la cour», считавшийся законодателем светских нравов и лит-х вкусов. Здесь наряду с принцами крови постоянными посетителями были поэты Шаплен (Chapelain), Вуатюр (Voiture), Годо (Godeau), Менаж (Ménage), знаменитый кавалер Марино, молодой Корнель, уплативший дань прециозности в своей комедии «Mélite» (Мелита, 1629), и создатель эпистолярной формы прециозников Гез де Бальзак (J. L. Guez de Balzac). Здесь отшлифовался лит-й аристократический язык с его боязнью вульгаризмов, изысканными перифразами, напыщенной риторикой, неумеренным гиперболизмом. Лит-м отражением салонной жизни были бесчисленные мадригалы, сонеты, рондо, послания, представлявшие собой лёгкую, изысканную светскую «causerie» (непринуждённый разговор, беседа) в стихах с её острословием, вычурными оборотами, словесной игрой, поэтическими загадками, каламбурами. Любовь, точнее галантная влюблённость, культ дамы, мелкие эпизоды светской жизни — обычная тематика этой поэзии. Её наиболее яркие представители — Годо, Бенсерад (Benserade), Котен (Cotin), Вуатюр, Пелисон (Pellisson), Саразен (Sarrasin), создавшие условный стиль светской лирики, блестящей по форме, но пустой и бессодержательной, отразившей узкий круг эстетических интересов бескровной дряхлеющей среды.

Писатели-прециозники в формировании своего стиля использовали готовые образцы итальянской и испанской лит-ры XVI в., широко распространившейся во Франции в подлинниках и переводах. В лирике это был «петраркизм» поэтов позднего Возрождения, утвердившийся во французской придворной поэзии со времён «Плеяды» и впоследствии осложнённый воздействием Марино, испанца Гонгоры и др. В области монументальных жанров (роман, поэма) и драмы это была пастораль в её различных вариациях — «Аркадия» Саннадзаро, «Аминта» Тассо, «Верный пастух» Гварини, «Диана» Монте-майора, «Галатея» Сервантеса, позднее мифологическая поэма «Адонис» Марино, вышедшая во Франции с предисловием Шаплена [1623], поэмы Боярдо, Ариосто и Тассо, а также испанские рыцарские романы, знаменитые «Амадисы», оказавшие сильное влияние гл. обр. на героико-галантные романы Гомбервиля, г-жи Скюдери и др.

Используя образы, мотивы, композиционные приёмы итальянской и испанской пасторали, Оноре д’Юрфе создаёт свою «Астрею» (выходила частями с 1607 до 1627), ставшую образцом французского прециозного пасторального романа и породившую ряд подражаний. В романе действие перенесено в Галлию V в., на берега озера Линьеон; главные персонажи романа — пастушки́ и пасту́шки, «но не те пастухи, которые не знают иной жизни, а те, которые нашли в этой сладостной жизни благородное отдохновение», говорит один из героев романа, вкруг них нимфы, друиды, придворные сказочной королевы Амасис. Пастушеский посох и свирель символизировали бегство аристократа от окружающей действительности в идеальную страну, где нет иных бурь и треволнений, кроме тех, к-рые причиняет любовь.

Перипетии любовной истории героев романа — Селадона и Астреи — перебиваются множеством вставных эпизодов, вводящих в ткань романа всё новых и новых действующих лиц и в большинстве случаев варьирующих те же любовные мотивы. События развиваются чрезвычайно медленно, герои не действуют, а рассуждают, спорят, анализируют различные оттенки и контраверсы любовных переживаний. Эти любовные дискуссии приводят к установлению законченного морального кодекса галантных взаимоотношений между мужчиной и женщиной, к-рыми должны руководствоваться утончённые аристократические натуры. Изысканно аффектированный риторический стиль романа был образцом той речевой культуры, к-рую стремились внедрить в литературу и в быт писатели-прециозники.

Успех «Астреи» был огромный. «В течение сорока лет почти все театральные пьесы брали сюжет из „Астреи“ и поэты обычно довольствовались тем, что перелагали в стихи то, что г-н Юрфе сказал в прозе о своих персонажах» (Сегре). Драматизации отдельных эпизодов романа посвящены «Lygdamon et Lidias» (напис. в 1629, напеч. в 1631) Ж. Скюдери, «Chryséide et Arimant» (пост. в 1625, напеч. в 1630) Мере (Mairet), «Madonthe» [1632] Катиньона, «La Dorinde» [1631] Овре (G. Auvray) и др. В предисловии к своему роману «Artamène ou le grand Cyrus» (Артамен или Великий Кир, 1649—1653) г-жа Скюдери пишет: «Бессмертный Гелиодор и великий Юрфе были и будут для меня единственными образцами. Это мои единственные наставники; только им я следовала, только им нужно следовать». В Германии была основана «Académie des Parfaits amants», её создатели, 48 принцев, принцесс и пр. представителей высшего света, обратились к Юрфе с письмом, в к-ром сообщили, что они решили, приняв имена героев «Астреи» и облачившись в их костюм, предаться наслаждению «совершённой любви».

Героико-галантный роман, получивший широкое распространение в 40—60-х гг., по существу был лишь некоторым видоизменением пасторального. Античные герои «Клеопатры» (12 частей, 1647) Ла Кальпренеда, «Артамена или Великого Кира» (10 частей, 1649—1653), «Клелии» (Clélie, 10 частей, 1654—1660) M. де Скюдери — те же идеализированные аристократы, изысканные и чувствительные, что и пастушки «Астреи». Любовные перипетии, перемежающиеся с рассуждениями о любви, заполняли всё содержание романа. В отличие от пасторалей галантно-героические романы изобилуют авантюрными положениями, к-рые однако не делают произведения более динамичным, так как приключенческий элемент разбавлен бесчисленными описаниями и длительными рассуждениями. Вычурный орнаментализм и ходульная риторичность прециозников в этом жанре нашли своё наиболее законченное выражение.

Позднее других жанров появляется героическая поэма прециозников — это «Alaric» (Аларих, 1654) Ж. Скюдери (G. Scudéry), «Clovis» (Хлодвиг, 1657) Демаре (Desmarets), «Saint Louis» (Святой Людовик, 1653) Ле Муана (Le Moyne), «La pucelle» (Девственница, 1656) Шаплена и др. В этих произведениях, густо насыщенных самой безудержной фантастикой, выведены те же идеальные, изысканные придворные, что и в произведениях других жанров. Героика перемешивается с любовными приключениями. Бесчисленные описания, нагромождение деталей, гиперболизм, причудливость метафор и сравнений (гигант, охраняющий источник в «Св. Людовике», «подобен ели, шествующей по земле», и т. п.) характеризуют эти произведения.

В 1627 сатирик-реалист Сорель выпустил пародию на пастушеский жанр — поэму «Le Berger extravagant», написанную под влиянием «Дон-Кихота» Сервантеса, в к-рой осмеял традиционные мотивы, образы и стиль пасторалей. Герой поэмы, сойдя с ума от чтения «Астреи», делается пастухом и совершает ряд «безумств».

Прециозная школа в Италии, носившая название маринизма (по имени поэта Марино, возникла в атмосфере феодальной реакции, укрепившейся в Италии во второй половине XVI в. Вычурность, словесная игра, орнаментализм, тяготение к пасторальным мифологическим сюжетам, присущие придворным поэтам конца XV и XVI вв. (петраркисты, Саннадзаро, Тассо, Гварини), нашли своё завершение в творчестве Марино и его продолжателей, возведших в культ манерную изысканность образов, цветистость метафор, жонглёрство стихотворной формой.

Тот же характер носит испанская придворная поэзия XVII века, так наз. гонгоризм, или культизм (culto — утончённый), нашедший своё выражение в формалистически-изощрённом творчестве Гонгоры, Виллалядианы, Парависино, Рока и Серна, Вергары (книга стихов «Идеи Аполлона»), Розас (стихотворный сборник «Разговоры без карт») и др.

Наиболее яркими выразителями прециозности в Англии был Джон Лили, роман которого «Эвфуес» [1579—1580] дал наименование всему направлению (эвфуизм), и Томас Лодж [1558—1625] — романы «Розалинда» [1582], «Очаровательная история Форбония и Просперции» [1584].

Немецкая П. л. возникает под влиянием французской и итальянской и носит те же черты кастовой аристократической замкнутости и формальной изощрённости (Гарсдерфер, фон Биркен и др.).

В целом П. л. представляет собой типичный продукт европейского Барокко в его аристократически-дворянском выражении. В XVIII веке ряд черт П. л. (культ «лёгкой поэзии», пасторали, декоративизма, галантной темы) удерживается литературой Рококо; последняя однако преодолевает баро́чную напыщенность П. л., тягу прециозников к монументально-героическому и вычурному (см. Рококо).

Против прециозников выступили Мольер и Буало. Последний в своих «Сатирах» [1660—1668], «Посланиях» [1669—1677], «Поэтическом искусстве» [1674] и др. ядовито высмеивает баро́чную вычурность стиля прециозников, анархическую композицию их поэм и романов, вскрывая алогизмы и нападая на метод трактовки античных моментов. Об образе Кира в романе Скюдери он говорит: «Вместо того, чтобы создать образец совершенства, она сочинила из него Артамена, ещё большего безумца, чем все Селадоны и Сильвандры, он занят только своей Манданой, он с утра до вечера только жалуется, вздыхает и стенает о любви» («Предисловие к диалогу о героях романа»).

Библиография

  • Somaize A., Le dictionnaire des Précieuses, 2 vv., P., 1856;
  • Cousin V., La société française au XVII-e siècle, d’après le Grand Cyrus de m-lle de Scudéry, 2 vv., P., 1858;
  • Lanson G., Rapports de la littérature française et de la littérature espagnole, «Revue d’histoire littéraire de la France», 1896, 1897, 1901;
  • Livet Ch. L., Précieux et précieuses, 3 éd., P., 1896;
  • Magne E., M-me de la Suze et la société précieuse, P., 1908;
    • Его же, Voiture et les origines de l’Hôtel de Rambouillet 1597—1635, P., 1911;
    • Его же, Voiture et les années de gloire de l’Hôtel de Rambouillet 1635—1648, P., 1912;
    • Его же, Le salon de Madeleine de Scudé;ry ou le royaume de Tendre, Monaco, 1927;
  • Fidao-Justiniani J. E., L’esprit classique et la préciosité au XVII-e siècle, P., 1914.

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home