Сейм Республики Польша

Сейм Польши (польск. Sejm Rzeczypospolitej Polskiej) — название высшего законодательного органа в Польше с конца XV века.

История

Прежде, чем возник общий для всей Польши сейм, в ней существовали сеймики, то есть поголовные собрания шляхты, в которых некоторые видят продолжение старых веч. В начале XIV века Польша, разделенная на уделы, соединяется в одно целое, при чем каждый удел сохранил свою особенность в виде воеводства, и в каждом воеводстве существовал свой сеймик.

С конца XIV века время от времени происходят съезды послов от отдельных воеводств, но они не имеют правильного характера. По Нешавской привилегии сеймики получили важные права; без их согласия король не мог издавать новых законов, установлять новых налогов и начинать войну. Так как король Казимир много воевал, то после 1454 постоянно собираются земские сеймики для решения вопросов о «посполитом рушеньи» и о податях (на всем пространстве Польши было до 60 сеймиков). Для объединения решений земских сеймиков депутаты от них (иногда — вместе с ними и простые шляхтичи) собираются на генеральные (провинциальные) сеймы, которых было три: в Коле (в Великой Польше), в Новом Корчине (в Малой Польше) и в Сондовай Вишне (на Руси). С 1468 генеральные сеймы посредством депутатов сносились друг с другом. Принятые на съездах решения доставлялись послами королю, окруженному своей радой, и таким образом подготовлялся «вальный» (walny) сейм всей Польши. Встречаются уже и попытки депутатов играть активную роль (например, в Пиотркове, 1459). Если какой-нибудь провинциальный сейм не соглашался на предложения королевского универсала, то король снова собирал земские сеймики. При Казимире сеймики обыкновенно исполняли желания короля, несмотря на интриги можновладства.

В исходе XV века, при преемниках Казимира, возникает общий, или вальный, сейм из короля, его рады (совета) и посольской избы, то есть депутатов от отдельных сеймиков. В отличие от других средневековых сеймов П. сейм получил характер представительства одной шляхты. Высшее духовенство входило в состав королевской рады; низшее не имело особого представительства на сейме. На сеймики духовные лица являлись не в качестве представителей капитула или монастыря, а в качестве представителей церковных имений. Вследствие этого духовенство не составляло в Польше особого политического элемента. Города равным образом были устранены от представительства. Население городов было в эпоху возникновения сейма почти всецело немецкое; оно имело свое самоуправление, пользуясь магдебургским правом. Полонизация городского населения произошла значительно позже (в XVI веке), когда шляхта уже была господствующим сословием. Стоя в стороне от общепольской жизни, мещанство мало интересовалось общегосударственными делами. До середины XV века главная роль на съездах принадлежала панам и должностным лицам, но затем первенствующая роль начинает переходить ко всей шляхте. На вальном сейме каждый посол представлял свою землю, а не весь народ; на сеймах голосовали, так сказать, не послы, а сеймики. Сеймики собирались не только для выбора послов на вальный сейм, но и для решения вопросов о налогах, военной службе и вообще о нуждах государства.

Конституция 1505 «Nihil novi», изданная королем Александром, усилила власть сейма, установив необходимость его согласия на новые законы. Сейм в это время сложился окончательно. Верхней палатой служил сенат, в состав которого входили все архиепископы, епископы, воеводы, каштеляны и 10 министров (2 великих подскарбия, 2 великих канцлера, 2 подканцлера, 2 надворных маршалка и с XVIII века — 2 великих гетмана). Нижнюю палату составляла посольская изба, но она не могла быть самостоятельной, так как послы были связаны сеймиковыми инструкциями. Сеймики не допускали мысли, чтобы сейм мог решать их собственные дела лучше их самих. Главное внимание сеймиков было обращено на ограничение власти послов в деле установления налогов; очень часто, не обращая внимания на нужды государства, сеймики отвергали надобность в новых сборах или давали согласие только с условием, чтобы после сейма был созван сеймик для пересмотра всего принятого на сейме. С течением времени случаи перенесения вопросов с сейма на сеймики постепенно учащаются. Сеймики захватывают в свои руки даже исполнительную власть: они приобретают мало-помалу право назначать начальников воеводских дружин, каштелянов, старост, трибунальных судей. Вместе с тем они начинают чаще собираться, то есть больше чем один раз в год. В каждом воеводстве был особый казначей, независимый от правительства и отдававший отчет сеймикам. В царствование Сигизмунда Августа наиболее просвещенная часть шляхты, принявшая протестантизм, сделала было попытку упрочить преобладание сейма над сеймиками, признав за первым право решать дела самостоятельно и по большинству голосов. Попытка эта не имела успеха вследствие недоверчивости и нерешительности Сигизмунда Августа, подрывавшего влияние сейма постоянным обращением к сеймикам и к сенату, против посольской избы. На почве самостоятельности сеймиков и слабости сейма и получило развитие liberum veto. После смерти Сигизмунда Августа сеймиковой шляхте удалось взять в свои руки высшую власть: сеймики стали составлять конфедерации с целью поддержать порядок как внутри страны, так и извне, а конфедерации эти слились в одну генеральную конфедерацию. Поголовное избрание короля придало большое значение этим конфедерационным сеймам. С 1573 существовали сроки (раз в два года, на шесть недель) для собирания сейма, но король имел право созыва чрезвычайного сейма.

Все ведение дел на сейме должно было происходить непременно в присутствии короля. Сеймовые постановления, называвшиеся «конституциями», издавались от имени короля; без согласия короля не могло быть издано ни одного закона. Земские послы могли соглашаться или не соглашаться на королевские предложения и делать свои собственные. Перед внесением предложения на сейм король совещался о нем с сенатом, и сенаторы имели право с своей стороны делать предложения. Очередным сеймам обыкновенно предшествовали предсеймовые (инструкционные) сеймики, созывавшиеся за шесть недель до сейма. Здесь выбирались послы и давались этим послам инструкции. Все предсеймовые сеймики собирались в один день во всей Польше. Выбранные сеймиками целой провинции послы съезжались в определенное место, чтобы сговориться относительно своих действий на сейме. Такие съезды назывались «генеральными сеймами». В начале XVIII века они теряют свое первоначальное значение и уступают место «провинциальным сессиям», собиравшимся в тех случаях, когда на сейме происходили разногласия: в таком случае сейм как бы распадался на генеральные сеймики. Вследствие существования и на сеймиках liberum veto очень многие из них срывались, и тогда их послы отсутствовали на сейме. Число послов от сеймиков не всегда соответствовало величине воеводства. Разные воеводства высылали разное число послов, но число это оставалось всегда одно и то же. Выборы послов на сейм решались большинством голосов.

Местом обыкновенных сеймов после Люблинской унии были по очереди Варшава и Гродно. Длинные промежутки между очередными сеймами, слишком короткий срок сеймования (шесть недель), а также частое срывание сеймов вели к тому, что от сеймов оставалось очень мало результатов. После сеймов собирались реляционные сеймики, на которых послы давали отчет избирателям. В бескоролевье созывался сначала конвокационный сейм, а потом элекционный. В это время вся власть переходила в руки шляхты, составлявшей конфедерации на сеймиках. На конвокационном сейме официально объявлялось о смерти короля, обсуждался вопрос об избрании нового и утверждались постановления сеймиков относительно организовавшихся на это время конфедератских судов. После конвокационного сейма назначались «реляционные» сеймики, на которых послы докладывали о всех принятых решениях и рассуждали о предстоявшей элекции; затем созывался сейм «элекционный». Самый способ выбора короля был основан не на законе, а на обычае, установившемся со смерти Сигизмунда Августа. При Стефане Батории, как и при Сигизмунде Августе, поднимался вопрос об узаконении способа элекции, но шляхта помешала этому, находя, что при избрании короля должна быть полнейшая свобода. Элекционный сейм собирался на поле между Варшавой и Волей. Избрание короля было поголовное (viritim), при чём допускалось участие послов от некоторых городов — Варшавы, Кракова, Познани. Все послы являлись вооруженными, так как случалось, что при выборах шляхта разделялась на партии, защищавшие каждая своего кандидата с оружием в руках. Права шляхты ограничивались только подаванием голоса за того или другого кандидата; все остальное было предоставлено послам, составлявшим «договорные статьи» с королем (pacta conventa). На элекционном сейме рекомендовали своих кандидатов и послы иноземных государей. Выборы короля должны были быть единогласными. Из десяти вольных элекций, бывших в Речи Посполитой, было разногласие при избрании четырёх королей. Если выборы кончались благополучно, то сенаторы и послы тотчас же назначали время погребения покойного короля, коронации нового и коронационного сейма. В случае разногласия назначались общие съезды для обсуждения вопроса и для окончательного утверждения элекции. Коронационный сейм собирался в Кракове; здесь король подтверждал права Речи Посполитой. Иногда и в течение царствования короля составлялись конфедерации для поддержки короля или противодействия ему. Главной причиной возникновения конфедераций, на которых дела решались большинством голосов, была бесплодность сеймов.

К концу XVIII века всеми стала чувствоваться необходимость реформ. Главное зло видели в liberum veto, а потому реформаторы стремились ввести решение дел большинством голосов. В царствование короля Станислава Августа постоянно шла борьба между партией, желавшей реформ, и защитниками традиций сеймиковой автономии. Некоторые реформы удалось произвести партии Чарторыжских: были уничтожены отдельные воеводские финансы, каптуральные суды, введено большинство голосов на сеймиках, решено, что сеймики должны заниматься только местными делами. Были учреждены правительственные комиссии, которые вносили в сейм вопросы о финансах, народном хозяйстве и юстиции, и эти вопросы должны были решаться большинством голосов. Эти реформы были утверждены на коронационном сейме после избрания Станислава Августа, в 1764. В 1767 под влиянием России партия недовольных новыми реформами составила Радомскую конфедерацию, провозгласившую liberum veto основным законом. В 1773, после первого раздела Польши, посланники России, Австрии и Пруссии по уполномочию сейма и вместе с некоторыми его депутатами составили новую конституцию, по которой Польша оставалась республикой с liberum veto, a исполнительная власть была отдана постоянному совету (radzie nieustającej) из 36 членов, под председательством короля. Эта конституция просуществовала с 1775 до 1788, когда собрался известный Четырёхлетний Сейм, окончивший свою деятельность изданием конституции 3 мая 1791.

Настоящее время

В настоящее время Сейм представляет собой нижнюю палату польского парламента; верхняя палата — сенат. Состоит из 460 депутатов, избираемых сроком на четыре года на всеобщих, равных, прямых и пропорциональных выборах при тайном голосовании.

Ссылки


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home